Всюду шеринг: что такое экономика совместного потребления

Промокод Яндекс Драйв: refHGLeJ6 (50% скидка на первую поездку по тарифу "Фикс")
Промокод YouDrive: khCyy2 (50% скидка на первую поездку, но не более 500 руб)
Промокод Делимобиль: Refigh4 (400 рублей)
Промокод BelkaCar: AWKM9122 (300 рублей)
Промокод МатрёшCar: LSJIPO (300 рублей)

В России, вслед за Западом, растет число проектов, которые развиваются в модели sharing economy (шеринг экономика).

Рассказываем о возможностях такого подхода для начинающих предпринимателей и значении его для ответственных потребителей, которые «голосуют кошельком».

Что такое sharing economy

Термин sharing economy (от share – делиться) переводят на русский по-разному — экономика совместного пользования, «долевая» экономика, даже экономика сотрудничества и участия.

Один из основных принципов — это доступ к пользованию, а не владению каким-то благом: у одних людей есть ресурс или его избыток, который нужен другим, — инструменты, оборудование, автомобиль, жилье, навыки и умения, информация, свободное время.

На почве этого вырастает большое число конкретных сервисов, которые соединяют тех, кто владеет ресурсом с теми, кто в нем нуждается.

Аргументы в пользу шеринг экономики — в наших городах и домах становится все меньше места, а в 21 веке люди стремятся к большой мобильности. Иметь доступ к какому-то благу становится удобнее и выгоднее, чем владеть им.

С одной стороны, это далеко не новое явление. Например, пункты проката оборудования и спортинвентаря были весьма популярны в Советском Союзе.

С другой стороны — благодаря интернету оно приобрело такой масштаб, что о sharing economy заговорили как о конкуренте привычной нам экономической модели.

Немало споров ведется вокруг того, считать ли sharing economy такие коммерческие сервисы, как Uber и Airbnb (пожалуй, самые цитируемые примеры новой экономики) или они превратились в чистый капитализм и правильнее называть их экономикой доступа. А шеринг — это, прежде всего, про некоммерческий обмен.

В то же время, есть исследователи, считающие, что отличие sharing economy от традиционной, лежит не по линии «коммерческий-некоммерческий».

Они обращают внимание на другие аспекты — например, горизонтальные связи и отсутствие посредников: peer-to-peer (равный — равному), доверие между незнакомыми людьми и инструменты для его выстраивания (рейтинги, отзывы и т.д.). Не зря sharing economy также называют «экономикой доверия».

А как с шерингом обстоит в России?

Давайте познакомимся с некоторыми российскими проектами и сервисами, которые используют подход шеринг экономики и позволяют удобно и увлекательно трансформировать избыточное потребление в пользу для себя, других и природы.

Мы приведем лишь несколько сервисов из разных сфер в качестве примера.

Вторая жизнь вещей

Есть множество сервисов, которые помогают людям обмениваться вещами или отдавать их тем, кто в них нуждается, — и тем самым продлевать их жизненный цикл.

Один из давних некоммерческих проектов — это «Дарудар». По словам основателей, более 400 тысяч участников сообщества из России и других стран подарили друг другу уже более 4 миллионов даров.

Другой вид проектов, который развивается в России — это благотворительные магазины, например, Charity shop в Москве и магазин «Спасибо!» в Санкт-Петербурге.

Кроме важной благотворительной составляющей у проектов есть и экологическая — непригодная для продажи в магазинах или передачи нуждающимся одежда перерабатывается и из нее делаются полезные вещи. Например, тряпки для мытья пола.

Поделится ненужными детскими вещами можно на сайте социального проекта «Крок и Зябра». Те, кому они действительно нужны, могут получить вещи бесплатно или купить по минимально возможной цене.

Еще один способ избавиться от ненужных вещей предлагает проект «Свалка», который ряд действует уже во многих городах. К ним можно сдать самые разные вещи от книг, обуви, одежды до мебели, холодильников, светильников. И купить все это по низким ценам.

Организаторы сообщают на сайте, что часть вырученных денег организаторы проектаони перечисляют в благотворительные фонды, сотрудничающие с Добро.Mail.Ru.

Проект «Чумодан» кроме пристраивания ваших вещей обещает передать в переработку то, что является вторсырьем.

Аренда вещей

Столь популярный в советское время прокат медленно реинкарнирует в онлайн-платформы аренды вещей — они пока не столь массовые, однако развиваются и появляются новые.

Проект Rentmania, который действует пока только в Москве и Подмосковье и объединяет в данный момент 10 тысяч участников сообщества, пишет на своем сайте и об экологическом аспекте: «вы поступаете рационально и экологично, не покупая лишнего» и призывает «арендовать вещи, которыми мы пользуемся далеко не каждый день».

Другой подобный сервис — «Арендориум». И довольно большое число сервисов предлагает аренду детских вещей, что, впрочем, неудивительно.

Совместное использование

Один из давно действующих и живых сайтов каршэринга (от car — машина и share — делиться) — проект «Довезу!», который помогает найти попутчиков водителям и пассажирам. Сервис призывает: «озелени» город: больше попутчиков — меньше машин.

В нашей стране большую популярность получил сервис BlaBlaCar (международный проект) – он позволяет искать попутчиков для поездок на дальние расстояния. Система онлайн-рейтинга, отзывов, модерация профилей позволяет построить доверие между незнакомыми людьми, которые решили стать попутчиками.

Удобной для тех, кто хочет воспользоваться коммерческим каршэрингом, может стать онлайн-карта, которая отражает доступные для аренды машины 4 компаний в Москве и 2 компаний в Санкт-Петербурге.

Не дать пропасть и поделиться

В последнее время в Москве и в Санкт-Петербурге активно развивается движение фудшеринг (food —еда, sharе — делиться). Это международное движение людей, которые «спасают» хорошую еду от попадания на свалку и распределяют между собой. Отличное интервью «Натур Продукта» с основателями питерского проекта по фудшерингу вы найдете здесь.

А два месяца назад в Петербурге стартовало сообщество Вконтакте «Стройшеринг: Отдам даром стройматериалы», которое насчитывает уже 5000 участников. Цель проекта – соединять людей и организации, имеющие лишние строительные материалы, с теми, кто имеет в них потребность.

Это только несколько примеров шеринг-сервисов, которых становится все больше. Хотя некоторые закрываются, не найдя поддержки сообщества или модели финансовой устойчивости, однако им на смену зажигаются «новые звезды».

Больше российских проектов, использующих в той или иной мере подход sharing economy – вы найдете в справочнике российских платформ, подготовленном Вячеславом Бахминым, экспертом Комитета гражданских инициатив.

Sharing economy — снижаем экослед

Экономический и экологический кризис — еще одна из причин развития sharing economy: sharing-сервисы помогают экономить, и общество все больше осознает важность снижения потребления.

В своем исследовании ряда сервисов sharing economy профессор экономики Колорадского университета Андерс Фремстад отмечает, что они вносят значительный вклад в сокращение объема вещей, выбрасываемых на свалки. Он указывает на то, что совместное использование вещей и жилья способно снизить ущерб природе.

Согласно исследованию Cleantech Group, путешествия с использованием сервисов шэринга жильем , производят на 66% меньше выбросов по сравнению с проживанием в отелях.

Согласно исследованию Калифорнийского университета 2011 года, каждая машина, используемая совместно, способна заменить от 9 до 13 машин.

Сами сервисы, в основном, международные, проводят исследования снижения экоследа и публикуют результаты на своих сайтах. Правда, такие исследования не являются независимыми и не всегда прозрачными (например, не раскрывают методику подсчета).

Например, Airbnb на своем сайте публикует данные о том, что американские гости, использующие сервис, сэкономили воды эквивалентом в 270 бассейнов олимпийского масштаба, а европейские – 1100 таких же бассейнов.

Сервис каршэринга BlaBlaCar пишет на своем сайте, что за время действия было сэкономлено порядка 700 000 тонн выбросов CO2.

Основатель Uber в своем выступлении рассказывает о том, что благодаря uberPOOL (возможность разделить такси и стоимость с попутчиком, едущим по тому же маршруту) за первые 8 месяцев «сэкономлено» почти 13 млн км, а выбросы СО2 удалось только в Лос-Анджелесе снизить на 1 400 тонн.

Впрочем, есть исследователи, которые считают, что вывод о снижении экоследа за счет sharing economy неоднозначен.

Экономика – слишком сложная и многофакторная система и не стоит в оценках прибегать к упрощениям.

Например, можно сделать и такой вывод: более дешевое и доступное жилье побудит людей путешествовать больше, что увеличит выбросы C02 или более доступный каршэринг приведет к тому, что люди будут меньше пользоваться более экологичным общественным транспортом.

В целом, здравый смысл и ряд исследований указывают, что шеринг экономика помогает уменьшить количество выбрасываемых вещей, отходов и снизить общий экологический ущерб.

Но, как и во всем, стоит сохранять критический и многосторонний взгляд.

Экономика совместного потребления в мире: как это работает

В первую очередь идея совместного потребления прижилась в элитном сегменте. Состоятельные потребители быстро поняли, что единолично владеть самолетами, дорогими автомобилями и загородными резиденциями дороже, чем делить их с другими людьми. Так появился стартап JetSmarter, основанный россиянином Сергеем Петроссовым, который позволяет взять в аренду частные самолеты. Инвесторами выступили рэпер JayZ и королевская семья Саудовской Аравии, которые в общей сложности вложили в компанию $105 млн.

Пионерами в sharing economy для среднего класса стали основатели сервиса аренды отпускного жилья Airbnb Брайан Чески и Джо Геббиа. В 2008 году они начали сдавать надувные матрасы в съемной квартире в Сан-Франциско, чтобы накопить на арендную плату. Спустя полтора года компания привлекла $1 млн инвестиций и почти столько же пользователей.

Читать по теме:

В 2016 году число активных пользователей Airbnb выросло в десять тысяч раз — на тот момент сервисом ежедневно пользовались 500 тысяч путешественников, или 115 млн человек в год. Сейчас компания стоит дороже гигантов гостиничного бизнеса Hilton и Hyatt вместе взятых и предлагает к сдаче больше комнат, чем Marriott после слияния со Starwood.

Идеи sharing economy быстро проникли и в другие сферы жизни. В Китае стартап Sharing E Umbrella сдает в поминутную аренду зонты, а немецкая компания Conjoule создала маркетплэйс для владельцев солнечных батарей и ветряков, где они могут продать излишки электроэнергии. Сервис Rentoid позволяет сдавать в аренду палатки, спальные мешки и другое туристическое снаряжение, а площадка SnapGoods — инструменты, лыжи, теплую одежду: то есть все то, чем владелец пользуется редко.

Уберизация в бизнесе — то же самое, что шеринговая экономика?

Интересный пример экономики совместного потребления — сервис заказа такси Uber, который поставил цель побудить потребителей отказаться от личных автомобилей в пользу такси. Сейчас он работает в 250 городах по всему миру. Вслед за ним появились сервисы каршеринга — поминутной аренды автомобилей, которые пропагандируют те же принципы.

Uber дал жизнь неологизму «уберизация», который обозначает компании, которые из поставщиков конкретных товаров превращаются в поставщиков сервисов. Как Uber предлагает не сам автомобиль, а услугу по перемещению из одного пункта в другой, так и производители медицинского оборудования продают не само оборудование, а саму возможность сделать УЗИ или МРТ.

Такая модель ведения бизнеса позволяет существенно сократить эксплуатационные расходы в сравнении с традиционной. Поскольку «уберизация» возникла отчасти благодаря экономике совместного потребления, сервисы, относящиеся к этим моделям, тоже обычно можно отнести к sharing economy.

Читайте по теме:

«Прелесть модели совместного использования — в финансовой стабильности, которая строится на человеческих отношениях, доверии и доброте, — считает основатель сервиса для шеринга парковочных мест Roost Джонатан Гиллон. — Уменьшая количество отходов, оно также позволяет благотворно влиять на окружающую среду. Начав делиться, быстро понимаешь, что вокруг много возможностей, которые открываются, когда вы преодолеваете страх к незнакомцам и понимаете, что большинство людей хочет делать добро».

Следуя этим принципам, компания Feastly связывает желающих вкусно пообедать с опытными поварами, предлагающими уникальные блюда вне ресторанов, а EatWith дает возможность пойти на обед в гости к другим пользователям, и создает условия для знакомства людей друг с другом за домашним обедом.

По подсчетами PwC, в 2015 году (более поздние исследования не проводились) в Европе работало более 300 компаний, созданных в разных секторах экономики совместного потребления. Их совокупный доход за год составил более 4 млрд евро. В США на тот момент таких компаний было в четыре раза больше.

Sharing economy в России

В 2014 году, когда в Россию зашел сервис райдшеринга BlaBlaCar, участники рынка были настроены скептически — многие говорили, что россияне стараются отгородиться от других высоким забором. Однако спустя три года Россия стала основным рынком для компании: на сервис подписалось более миллиона водителей, его услугами во всему миру пользуется 50 миллионов пассажиров, большая часть из которых приходится на Россию.

Столь же быстро в России развивается каршеринг — с 2015 года в Москве открылось 10 сервисов поминутной аренды автомобилей, парк которых в середине 2017 года Дептранс оценил в 10 000 — 15 000 машин. В феврале 2018 года запустить каршеринг намерен «Яндекс» — в компании обещают, что парк автомобилей по численности превысит количество автомобилей у компаний-конкурентов вместе взятых.

Другая «уберизированная» отрасль российской экономики — торговля. В ней работают сервисы Avito, «Юла» и Rentomania, который представляют собой доски объявлений с предложениями купить или взять в аренду товары. По данным на июль 2017 года, число пользователей Avito составляло 65 млн человек, «Юлы» — 16,6 млн. Rentomania данные по числу пользователей не раскрывает.

Российский аналог сервиса заданий для пользователей SnapGoods — YouDo. Ежедневно на сайте компании, по информации YouDo, появляется около 4,5 тысяч объявлений с заданиями для пользователей, которые звучат как «повесить два карниза за 1000 рублей» или «отследить билеты на сайте Большого театра за 2500 рублей». За последние четыре года сервисом воспользовалось около 2,5 млн человек.

Как регулируется sharing economy

Пока правительство России не успевает за развитием экономики совместного потребления. Если в Италии действие в мобильном приложении, будь то заказ такси или бронирование жилья, считается юридически значимым, то у нас такие нормы пока только обсуждаются, говорит представитель BlaBlaCar в России Алексей Лазоренко.

Бизнес-модель большинства компаний, работающих по принципам экономики совместного потребления, сводится к тому, чтобы выявить спрос на определенный товар или услугу и сопоставлению его с уникальным предложением на этом рынке. Таким образом, компании часто выступают агрегаторами предложений, а продавцы, владельцы домов и автомобилей не являются их сотрудниками.

Отсутствие регулирования в этой области грозит серьезными рисками для бизнеса — например, в конце ноября Тимашевский суд Краснодарского края запретил BlaBlaCar размещать на своем сайте данные о совместных поездках. В «Региональном автотранспортном союзе (РАС)», который выступал в суде истцом, посчитали, что сервис способствует организации регулярных нелегальных коммерческих перевозок. Представители BlaBlaCar тогда заявили, что ее пользователи не оказывают услуг такси и не получают прибыли, а лишь частично компенсируют расходы на бензин. В итоге решение суда удалось отменить, и сайт компании избежал блокировки на территории России.

Другой пример — разбирательство Роспотребнадзора и Uber. Претензии надзорного ведомства вызвала реклама сервиса, благодаря которой у потребителей складывалось впечатление, что услуги по перевозки оказывает сама Uber, а не сторонние подрядчики. В другом разбирательстве российский суд указал на посреднический характер действий приложения, но обязал Uber сообщать полную информацию потребителю, как если бы сама компания выступила исполнителем (таксистом или таксомоторным парком).

На мировом рынке сервис заказа такси испытывает более существенные проблемы. Так, в конце декабря Европейский суд признал Uber транспортной компанией, а не «информационным сервисом» — согласно решению, теперь компания предоставляет «услуги в сфере транспорта», которые должны регулироваться соответствующим образом. С октября 2017 года компания ведет разбирательство с властями Лондона — те угрожают лишить Uber лицензии за то, что сервис не отвечает требованиям, предъявляемым к оператору по вызову автомобиля, в том числе в сфере сотрудничества с правоохранительными органами и проверки водителей на предмет имевшихся ранее нарушений закона.

Другой юридический вопрос встает перед самими пользователями сервисов краткосрочной аренды квартир, автомобилей и других вещей — должны ли владельцы вещей платить налоги с дополнительного дохода. «Ответственность по уплате налога с аренды вещей лежит на владельце. Наша задача — соединить две стороны, владельца и арендатора. Мы рассчитываем на зрелых и ответственных пользователей, которые относятся уважительно и друг к другу, и к государству», — говорит директор по маркетингу сервиса Rentmania Людмила Булавкина.

Власти европейских стран стремятся к регулированию этого процесса — так, в Великобритании готовится законопроект, освобождающий от налогообложения доходы граждан, полученные ими на сервисах sharing economy от сдачи в аренду жилья (до 1000 фунтов) и автомобиля (до 1000 фунтов). В России граждане обязаны платить налог в размере 13% от суммы, которую они получают от аренды вещей — будь то автомобиль или спортивное снаряжение. Налоговые послабления от сдачи в аренду собственности через сервисы совместного использования вещей в России пока не предусмотрены.

Читать по теме:

В материале обновлены данные по пользователям YouDo, а также налоговая ставка для тех, кто сдает вещи в аренду — 13%.

Коэффициент полезного действия

Суть шеринга — в максимально эффективном использовании ресурсов: обмене по принципу win-win и предоставлении чего-то ненужного в пользование другим на постоянной или временной основе.

Автомобиль может везти не только своего владельца, а еще пару его соседей. Если соседи компенсируют часть затрат на бензин, это будет выгодно для всех, а «коэффициент полезного действия» машины будет выше. Этот же принцип касается любых других предметов быта, инструментов, техники, которые вне промышленного производства, как правило, используются лишь малую долю времени.

Шеринг может просто компенсировать расходы владельца вещи, но может быть и бизнес-моделью фирмы, когда некий ресурс приобретается сознательно, чтобы его потом по частям (или по времени) продавать нуждающимся, прокат велосипедов, аренда коляски, комиссионный магазин , совместная аренда жилплощади — все это шеринговая экономика. Точнее, один из её элементов.

«Делиться» таким образом человек научился давным-давно, но о шеринговой экономике мы говорим только сейчас. Причины в том, что ранее процесс поиска «партнера» для совместного потребления был довольно затруднительным и растянутым во времени. Стоит ли говорить об экономии на проезде на работу, если вы вынуждены полчаса или час тратить на поиск подходящего варианта? Развитие интернета и в частности социальных сетей сделало такой поиск быстрым и удобным, а шеринг — массовым.

Выбор миллениалов

Uber — один из классических примеров такой экономики. Хотя значительная часть водителей в нашей стране профессионально «таксует» в рамках этого стартапа, компания всё же фокусируется на обычных владельцах авто, готовых в свободное время помочь другим и подзаработать. BlaBlaCar в этом смысле мало чем отличается от глобального сервиса Uber. Таксисты и другие традиционные перевозчики оказываются не у дел, проигрывая в цене, качестве и удобстве доступа к услуге, оттого и встречают подобные стартапы довольно агрессивно.

Мы не зря упомянули транспорт в контексте совместного потребления уже дважды. И на данный момент, и в прогнозах именно транспортные площадки, такие как Uber, остаются самыми прибыльными в шеринговой экономике Европы. Также в тройке лидеров на ближайшие годы онлайн-сервисы по поиску-предоставлению различных разовых услуг и аренде жилья, долго- и краткосрочной.

Другие популярные стартапы помогают брать кредиты не у банков, а на горизонтальном уровне — у более обеспеченных пользователей, находить попутчиков для путешествий, питаться у кого-то дома вместо ресторанов и кафе.

Экономика совместного потребления идет на смену правившим в XX веке перепроизводству и сверхпотреблению. За прошедшее столетие производилось слишком много товаров, которые приходилось навязывать покупателю. Но потребитель не мог скупить всё, как не мог и физически воспользоваться всем купленным.

Нам подходит

В 2016 году Робин Ли, исполнительный директор китайского поисковика Baidu, отметил, что шеринговая экономика подходит китайскому социалистическому «этосу», то есть нраву, характеру. Действительно, в ней есть нечто от левацких коммун: в упрощённой модели получается, что имущество принадлежит всему обществу, а отдельные индивиды им пользуются «по потребности».

С другой стороны, у шеринговой экономики много черт, присущих обществу капиталистическому, со свободным рынком: клиенты платят за тот или иной объект только во время пользования, экономя на его приобретении, значит, могут накапливать капитал и вкладывать его в иные сферы.

Однако на Западе шеринг прижился в основном среди миллениалов и схожих по духу представителей старших поколений, предпочитающих меньшие траты при меньших заработках большим расходам и погоне за достатком. Согласно исследованию GfK в Германии, люди до 30 лет более открыты этим принципам, чем поколение 60+ (60 % против 30 %). Видео «Экономика совместного потребления» :

Шеринговая экономика: Манна поднебесная

Как раз в Китае шеринг стал модой, поддержанной и государством, и местным бизнесом. Washington Post пишет, что в Китае теперь можно арендовать не только велосипеды, но и зонты, стиральные и сушильные машины, мячи, до недавнего времени — индивидуальные места для сна. Не всё идёт гладко, но китайские товарищи полны оптимизма, а правительство поощряет «социалистический» тренд. В Поднебесной оценивают рост отрасли за прошлый год более чем па 100 % (около $ 500 млрд оборота) и прогнозируют, что шеринговые сервисы будут составлять 10 % ВВП уже к 2020 году.

В Европе шеринг не имеет идеологической поддержки, но тоже широко распространён (правда, с некоторыми отличиями, так как европейцы могут себе позволить в быту несколько больше). Так, 4 миллиона немцев регулярно пользуются каршерингом — краткосрочным прокатом авто, через Bringwasmit возят по заказу товары или сувениры из стран, в которых путешествуют, через Happy Тгee арендуют пушистые ёлки к Рождеству, после чего отправляют их на весь год назад в питомник.

PricewaterhouseCoopers прогнозируют, что в Европе к 2025 году транзакции по основным направлениям шеринговой экономики — финансовым, жилищным, транспортным и другим профессиональным и непрофессиональным услугам — составят 570 млрд евро. Такой взлёт от нынешних 28 млрд евро делает рынок шеринга крайне привлекательным для бизнеса: в отличие от накатанных отраслей, здесь ниши ещё не заполнены.ⓂⒷ

В sharing\’у становись!

Когда упоминают шеринговую экономику (от sharing — «совместно использующая»), в первую очередь вспоминают о двух ее главных китах: сервисе краткосрочного съема жилья Airbnb и квазитакси Uber. Истории их взлета действительно поражают, но сегодня шеринг дает куда больше возможностей.

Широкий отклик идея шеринга получила в сегменте лакшери. Существует австралийский проект по обмену яхтами — SmartBoating, или, например, частными самолетами — JetSmarter. Последний организован американцем российского происхождения Сергеем Петроссовым, который обратил внимание на то, что 40% рейсов частные самолеты совершают пустыми.

На противоположной стороне потребления — китайский стартап Sharing E Umbrella, позволяющий взять зонты в поминутную аренду. За рубежом есть сервисы, где можно одолжить соседу дрель, арендовать туристическое снаряжение, сезонные вещи и пр. Тут можно привести в пример площадки Rentoid, SnapGoods.

«Наиболее интересной нишей сейчас является каршеринг, причем в России темпы развития этого рынка более интенсивные, чем в целом в мире, — говорит руководитель отдела маркетинга компании Rightech Александр Коломиец. — Так получается из-за того, что решения для каршеринговых компаний в России создаются сразу с учетом ошибок западных конкурентов». В Москве за последние три года открылось около десяти компаний поминутной аренды автомобиля, общий парк которых в середине 2017 года насчитывал до 15 тыс. машин.

Помимо каршеринга, весьма активно развиваются другие виды транспортного шеринга: велошеринг, самокатошеринг и байкшеринг. Так, этой весной в Москве сразу две компании предложили самокатошеринг. В мире уже есть примеры шеринга коммерческого транспорта — водного, железнодорожных вагонов, строительной техники.

Существует даже фудшеринг — перераспределение продуктовых ресурсов. «Например, вы закупили какого-то ингредиента с избытком. Скорее всего, чуть позже вы бы его выбросили, но представители фудшеринговых организаций могут сами бесплатно вывезти и отвезти эти продукты в какие-нибудь благотворительные организации или скромные точки питания, которые таким образом получат товар по небольшой цене», — рассказывает Александр Коломиец.

Промокод Яндекс Драйв: refHGLeJ6 (50% скидка на первую поездку по тарифу "Фикс")
Промокод YouDrive: khCyy2 (50% скидка на первую поездку, но не более 500 руб)
Промокод Делимобиль: Refigh4 (400 рублей)
Промокод BelkaCar: AWKM9122 (300 рублей)
Промокод МатрёшCar: LSJIPO (300 рублей)

Или, например, шеринг офисных площадей: российский предприниматель Игорь Рыбаков вложил 1,2 млрд долларов в проект SOK, который предлагает офисные пространства, коворкинги разной площади — от рабочего места до полноценных офисов, с гибкими условиями, которые могут быть интересны для краткосрочной аренды.

Пользоваться не приобретая

Экономика совместного пользования будет набирать обороты в ближайшем будущем, изменяя наш образ жизни. «С каждым годом все больше людей по всему миру готовы пользоваться товарами и услугами, не приобретая их навсегда, а отдавая деньги только за возможность использовать их в необходимый момент», — говорит операционный директор онлайн-сервиса бытовых и бизнес-услуг YouDo.com Евгения Кузьмина. Постепенно меняется и менталитет: владение машиной или загородным домом больше не является обязательным атрибутом успешности — при необходимости все это можно взять в аренду.

О том, как легко идеи шеринга входят в нашу жизнь, рассказывает президент Mikro Kapital Group, владеющей каршерингом «Делимобиль», Винченцо Трани. «Сегодня мы называем «Делимобиль» федеральным оператором, так как работаем уже в восьми городах России, — говорит Трани. — При этом уже через несколько месяцев после запуска, к примеру в Новосибирске, Уфе и Екатеринбурге, нам пришлось вдвое увеличить автопарк этих городов: пользователям необходимо было больше машин».

Зачастую каршеринг удобнее, чем личный или общественный транспорт. В США, например, каршерингу (и роадшерингу) способствует наличие полос для движения автомобилей с двумя и более людьми внутри, приводит пример директор маркетингового агентства GiPA в России Александр Груздев. Эти полосы обычно менее загружены. «Поэтому в США существуют сайты, радиостанции, мобильные приложения, которые позволяют найти попутчиков для того, чтобы можно было использовать такие полосы», — поясняет Груздев.

Большие перспективы у рынка совместных поездок — роадшеринга. «К примеру, в Берлине 9% водителей уже совершали такие совместные поездки в обычный рабочий день, а еще 10% собираются попробовать в будущем, — приводит пример Груздев. — Для Москвы — такие цифры: 3% пробовали и 14% хотели бы попробовать совместные поездки в будущем. Самыми высокими процентами желающих отличается Рим, где такое желание высказывает каждый четвертый водитель. Основной мотив водителей — разделить стоимость поездки. А для длительных поездок, к примеру чтобы добраться до моря во время каникул, совместные поездки использовали уже 11% водителей Милана, 8% водителей Парижа, а в Риме желающих разделить стоимость длительной автомобильной поездки достигает рекордных 47%. В Москве этот показатель составляет почти 25%».

Коливинг. Не путать с коммуналкой

Как будет развиваться шеринговая экономика в будущем? Трендов несколько, некоторые из них могут быть весьма любопытны.

«Сейчас интересно идти на рынок B2B и развиваться там в рамках предоставления бытовых услуг самозанятыми и микрокомпаниями большому бизнесу, — рассказывает Евгения Кузьмина из YouDo. — Это большая и интересная ниша со своими сложностями и потенциалом».

«Наша компания сейчас активно развивает продукт в различных нишах транспортного шеринга, — говорит руководитель отдела маркетинга компании Rightech Александр Коломиец. — Уже сейчас возникают заказы на корпоративный шеринг — то есть доутилизацию корпоративного автопарка, или таксишеринг — форму каршеринга, благодаря которой простаивающие автомобили таксопарков передаются пользователям каршеринга. Весьма интересен шеринг строительной и тяжелой техники, в котором строительные компании используют для выполнения конкретных строительных работ простаивающую технику своих конкурентов — и это оказывается выгодно обеим компаниям. Также изучаются модели шеринга водного транспорта или железнодорожных вагонов».

Интересен германский проект Conjoule — маркетплейс для владельцев солнечных батарей и ветряков, позволяющий продавать излишки электроэнергии.

Компания Rightech уже запустила пилотный проект по корпоративному каршерингу с одной из IT-компаний России. «Допустим, топ-менеджеру компании предоставляется корпоративный автомобиль, — поясняет Коломиец. — Большую часть времени этот менеджер проводит в командировках, и машина простаивает. В то же время для корпоративных нужд компании часто приходится тратиться на такси. Более рациональным в таком случае будет запустить «корпоративный каршеринг». Тогда машина будет работать не один-два, а шесть — восемь часов в день, следовательно, будет меньше сторонних трат».

О шеринге узконаправленного специализированного оборудования для производства как о перспективном направлении говорит и независимый финансовый советник Анастасия Тарасова: «Особенно это подойдет для компаний с небольшими оборотами как альтернатива лизингу». Другое интересное направление, по ее мнению, — это арендный бизнес, но не кворкинги, а именно небольшие офисы для компаний.

Впрочем, недвижимостью можно совместно пользоваться не только для работы, но и для проживания — это называется коливинги. Именно в этом видит тренд основатель «Группы «Мета» Владимир Мартыненков. «На Западе уже начали строить специальные здания, предназначенные именно для формата коливингов, — рассказывает Мартыненков. — Коливинг — это такой дом (а чаще — один этаж), где есть общее пространство (кухня, гостиная, прачечная, коворкинг) и изолированные помещения небольшой площади для проживания. Такое место — не только выгодный и удобный формат, но сегодня это еще и дополнительный способ социализации. Коливинг вызывает ассоциации с моделью коммунальной квартиры, но это качественно другие уровень и качество жизни. В России, я думаю, в течение трех лет рынок придет к наполнению таким форматом».

Налоги не платят, зонтики крадут

Однако у экономики совместного пользования есть несколько слабых мест — как заложенных в ее природе, так и определенных законодательно, — которые являются барьерами для ее бурного роста.

Налоги — большая и серьезная тема для шеринговой экономики. «Для региональных органов власти шеринговая экономика несет ряд ожидаемых сложностей: кто в данном случае будет налогоплательщиком? То, что ранее представлялось сферой бизнеса и несло налоговое бремя, теперь стало сферой совместного потребления, — поясняет исполнительный директор компании «Научные разработки» Татьяна Красникова. — Как регулировать и организовывать налогообложение сообщества соседей, которые приобретают, например, мясо у фермера в складчину? А если они так приобретают все фермерские продукты, от картошки до молока? Местный бюджет в итоге не получает часть налогов, которые заплатила бы торговая точка, если бы данные жители все свои закупки производили в ней».

Опасения вызывает не только риск резкого снижения поступления налогов, но и сложность контроля соблюдения производителями технических регламентов, ГОСТов, требований безопасности и т. п. «Например, если фермер поставляет выращенных им кур напрямую группе потребителей, которые объединились где-то в Сети, то сложнее проконтролировать соблюдение фермером ветеринарных и санитарных норм», — говорит Красникова.

Одновременно шеринговая экономика несет в себе неожиданную «надежду на рывок» для удаленных, труднодоступных территорий. Правда, как уточняет Красникова, риски местные органы власти оценивают как существенные, а удастся ли реализовать возможности — они не уверены.

Регулирующие органы пока вообще не очень понимают, что делать, например, с каршерингом. «Кто является ответственным за различного рода экстремальные ситуации? — задается вопросом Александр Коломиец. — Как наказывать недобросовестных пользователей? Как компаниям шеринга взаимодействовать с силовыми структурами в случае фиксации противоправных действий клиентов? Все эти важные вопросы пока оставлены на откуп самих компаний, хотя очевидно, что необходимо на законодательном уровне закрепить единые стандарты и ответственность».

Есть и проблемы, выходящие за рамки регулирования и налогов. Главная из них — безопасность в самом широком смысле. «Цепочка «автомобиль — компания — клиент — софт — спецоборудование» дает огромный простор для действий хакерам, которые охотятся за персональными данными пользователей, аккаунтами и деньгами клиентов, — говорит Коломиец. — Причем речь идет не только о безопасности денег и данных: подобные атаки могут приводить к отказам в работе оборудования — в случае с каршерингом это опасно для здоровья и даже для жизни клиентов».

Причем уязвима безопасность не только клиента, но и объекта шеринга. «Как говорили в Советском Союзе, все вокруг общее, все вокруг ничье, — напоминает Александр Груздев. — То есть отношение к товару у потребителя совершенно другое. Его не беспокоит техническое состояние автомобиля или какой бензин в него залить, где и как припарковать — под крышей, с которой может сойти снег, или на противоположной стороне улицы. Фраза «не мое — не жалко» в данном случае работает на все 100%». Наглядное тому подтверждение — китайский стартап Sharing E Umbrella, о котором мы упоминали. Спустя несколько недель после запуска стартапа из обращения «исчезло» 300 тыс. зонтов в 11 городах страны.

Sharing economy – что это?

Sharing economy (она же экономика совместного потребления или шеринговая экономика) — формат экономических отношений, когда пользователь платит не за возможность владеть ресурсом, а за возможность пользоваться им.

То есть человек может не иметь своей машины/одежды/инструментов и брать их в аренду у тех людей/сервисов, которые владеют ими.

Это не новая история. Такие схемы существуют очень давно. Другой вопрос, что приобрести по-настоящему массовый характер шеринговая экономика смогла только благодаря интернету. Без него найти запросы по узкой тематике (например, по аренде цветочного горшка) было бы невозможно, как и наладить нормальное функционирование сервисов.

И что, это выгодно?

Да. Аргументы в защиту экономики совместного потребления:

  • Вы не платите налоги за владение собственностью,
  • Вы не привязаны к собственности,
  • Вы не должны покупать что-то, чем не будете пользоваться постоянно,
  • Вы не должны тратить деньги на обслуживание купленного оборудования.

Теперь давайте посмотрим, какие шеринговые сервисы есть в России.

Райдшеринг

Все знают о сервисе BlaBlaCar. У него есть отечественный аналог, запущенный Mail.ru Group в феврале 2017 года. Он называется BeepCar.

Суть та же — поиск попутчиков для автомобильных поездок.

Этот сервис помогает, в первую очередь, сэкономить пассажиру на дороге, а водителю — на топливе. Также можно весело провести время в пути, если водитель и пассажир любят поболтать.

Поездка из Москвы в Уфу, например, будет стоить около 1600 рублей, из Москвы в Казань — около 1500 рублей.

BeepCar не ограничивается поездками по России. Можно также уехать в ближнее зарубежье. Поездка в Ригу из Москвы будет стоить около двух тысяч рублей.

Осенью BeepCar провел исследование среди пользователей. Для пассажиров наиболее популярная причина использования сервиса — экономия на поездке (68% опрошенных), для водителей — экономия на топливе (те же 68%).

На втором месте для пассажиров — возможность быстрее доехать до места назначения (62%), для водителей — возможность найти компанию (32%).

Да, еду тоже можно шерить. Речь идет, в первую очередь, о скоропортящихся продуктах. Если вы понимаете, что у вас избыток еды, не нужно ее выбрасывать — ей можно поделиться с другими.

Санкт-Петербургский проект «Фудшеринг Санкт-Петербург» ориентирован на работу с ресторанами, кафе, магазинами и булочными.

У проекта есть своя комнада волонтеров-фудсейверов, которые договариваются с различными заведениями о сотрудничестве. В кафе, ресторанах и магазинах часто после окончания рабочего дня остается еда. Ее забирают волонтеры. Дальше они могут поделить ее между собой, передать друзьям, пенсионерам, нуждающимся или отдать на корм животным. В компании отмечают, что предпочтение отдается экологическим продуктам.

Если вы хотите поделиться излишками еды, то можете разместить объявление в группе проекта — это не запрещено. Сейчас в ней почти 7 тысяч участников.

Волонтером может стать любой желающий, который прошел тест. Есть определенный набор правил, которым должен следовать фудсейвер. Если их нарушить, можно получить бан.

По схожей схеме работает другой проект — «Фудшеринг Отдам даром еду». Любой желающий может разместить объявление на стене сообщества «Вконтакте» и отдать еду. В группе этого проекта более 36 тысяч участников.

Коворкинг — это аренда помещения для работы. В коворкингах можно арендовать как отдельный стол, так и целый офис — все зависит от целей клиента.

Как правило, пользователю предлагают разные тарифы: на день, на час, на неделю, на месяц. Тарифы различаются у разных коворкингов, поэтому говорить о каких-то конкретных ценах сложно.

Как сказала Трушерингу Александра Жиленко, директор по рекламе и корпоративным коммуникациям коворкинга «Рабочая станция», средняя цена суточного абонемента по Москве — от 700 рублей, месяц — от 13 тысяч за человека.

Преимущества коворкинга над классическим офисом:

  • Цена ниже. «В среднем аренда офисов начинается от 60 тысяч рублей в месяц. В случае, когда у человека нет необходимости появляться там каждый день — это выброшенные на ветер деньги», — сказала Жиленко.
  • В одном пространстве находятся люди из абсолютно разных сфер. Поэтому шанс завязать полезное знакомство повышается в разы. И ниже риск устать от одних и тех же людей вокруг.
  • За обслуживание коворкинга отвечает его персонал. То есть пользователи могут сконцентрироваться исключительно на работе. «Закончился кофе»/«надо купить бумагу для принтера»/«нанять новую уборщицу» — таких проблем у пользователей не будет.
  • Для тех, кто привык работать удаленно, тоже есть плюсы. В отличие от работы из дома, в коворкинге ничего не будет отвлекать.

Наша редакция тоже проводит планерки в коворкниге «Рабочая станция» в Artplay. Нам невыгодно иметь постоянное помещение для работы, при этом личные встречи необходимы.

По данным сайта kovorkingi.ru, в России сейчас около 400 коворкингов. Из них более 150 — в Москве, более 30 — в Санкт-Петербурге.

Каршеринг — это вид краткосрочной аренды автомобилей. Пользователь платит только за время аренды. Расходы на топливо, обслуживание автомобиля и мойку сервис берет на себя.

Пользоваться сервисом нужно через мобильное приложение. Перед началом аренды клиент должен осмотреть автомобиль на предмет повреждений, сфотографировать его, отправить оператору фото (через приложение или через мессенджер), после чего можно начинать аренду. Завершать аренду нужно в специальных зонах, которые указаны в приложении. Как правило, они находится внутри черты города.

Этот вид шеринга тоже активно развивается. В России сейчас почти 20 каршеринговых сервисов. В Москве работают 15 компаний, в Санкт-Петербурге – пять. Также каршеринг есть в Краснодарском и Ставропольском краях, в Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Новосибирске, Грозном, Уфе и Самаре.

В Москве цены в среднем около семи рублей за минуту аренды и около двух рублей за минуту ожидания. В регионах цены ниже.

В России наряду с такими известными шеринговыми сервисами, как BlaBlaCar, Airbnb и Uber есть и местные компании.

Они продолжат развиваться и будут становиться более таргетированными со стороны предложения и более массовыми со стороны спроса.

Любая частная недвижимость может быть «пошерена» — чтобы не простаивала зазря. Вряд ли частная собственность вымрет, но нет сомнений, что участников sharing economy будет больше.

Доступ, а не владение

Совместное использование придумали не вчера. Оно существовало в эпоху натурального обмена, успешно процветало, например, в советские времена, когда люди охотно подвозили друг друга и делились вещами. А в сельской местности, где ни о каком шеринге и не слышали, эта модель тем не менее успешно существует по сей день.

В экономике совместного потребления вместо того чтобы владеть всем, вы предоставляете то, что у вас есть, и берете в аренду то, что вам нужно. Владение означает, что нужно тратить деньги сначала на покупку, а затем на содержание и обслуживание некоего товара. Шеринг позволяет избавиться от ненужных трат.

Еще один аргумент — мобильность: в городах, квартирах и домах становится все меньше места, поэтому все более актуально иметь доступ к благам только когда вам это нужно, а не загромождать ценное пространство вещью, которой вы пользуетесь раз в год.

Например, согласно исследованиям, купленной дрелью пользуются в среднем не более получаса за все время владения, спортивным снаряжением — не более 10-20% времени. А покупать автомобиль, если его пробег в год менее 15-20 тысяч километров, а используется он лишь для поездок по городу, вообще экономически нецелесообразно.

Пионеры шеринга

Пионерами, успешно применившими бизнес-модель совместного использования в эпоху цифровых технологий, считают такси-сервис Uber и сервис аренды жилья Airbnb. Именно Uber первым предложил людям самим искать частных водителей с помощью мобильного приложения, подорвав тем самым традиционный рынок такси и спровоцировав забастовки теряющих деньги таксистов по всему миру. Сервис краткосрочной аренды жилья в поездках Airbnb сделал то же самое с гостиничным бизнесом, превратившись в полноценного конкурента сначала недорогих, а затем и фешенебельных отелей.

Логическим продолжением совместного использования автомобилей стали каршеринги — сервисы поминутной аренды автомобилей. В Москве, например, работает несколько каршеринговых сервисов: «Делимобиль», «Белка», Anytime, YouDrive и Сar5. В стоимость аренды машин включены бензин, парковка и страховка.

Во всем мире каршеринг отнимает хлеб не только у таксистов, но и у автопроизводителей — их выручка неуклонно падает.

Подсчитано, до 2020 года каршеринг будет сокращать продажи новых машин на 1,2 миллиона единиц в год. В итоге автопроизводители потеряют порядка 8,2 миллиарда долларов.

Впрочем, автоконцерны поняли, что в долгосрочной перспективе на каршеринге они могут и заработать. По подсчетам HIS, если срок владения новым автомобилем составляет в среднем около 6,5 лет, то новый автомобиль, бывший в совместном пользовании, нуждается в замене уже через три года.

Осознав грядущую реальность, Volkswagen, General Motors и Toyota начали активно инвестировать и в «мобильные» такси, и в каршеринг. А GM даже создала собственную каршеринговую компанию Maven.

Популярность обрели и сервисы поиска попутчиков, такие как французский BlaBlaCar и его российский аналог «Довезу!». Идея проста: водитель находит людей, которым по пути с ним, и компенсирует расходы на бензин в долгой поездке. Пассажиры же экономят деньги и время, по сравнению с такси или общественным транспортом. Французские основатели BlaBlaCar констатируют: если в США и Европе сервис не особенно прижился, то российский рынок оказался для него как нельзя более подходящим — помогли советские привычки.

«В России помнят, как стояли на дороге и махали руками, поэтому посадить в машину незнакомца не стало чем-то экстраординарным, как, например, в Германии или Испании», — отмечает гендиректор BlaBlaCar Николас Брюссон.

Шеринг всего на свете

Перевозки — не единственная сфера, в которую вторглось совместное потребление. В пользование можно взять все что угодно. В России есть многочисленные проекты и сервисы, позволяющие избежать соблазна избыточного потребления и эффективно использовать имеющуюся собственность.

Например, на Rentmania можно арендовать практически любую вещь у ее владельцев всего за 10% от ее стоимости, будь то фототехника, одежда, строительные инструменты, тренажер или игровая приставка. Сервис работает в Москве, Московской области, а также в Санкт-Петербурге и области.

Другой подобный сервис — «Арендориум». Например, двухместную палатку на нем можно арендовать всего за четыре рубля в час. А надувную лодку — за 300 рублей в день.

Разумное потребление продвигают и организаторы питерского сообщества «ВКонтакте» «Стройшеринг. Отдам даром стройматериалы» — там соединяют людей и организации, имеющие лишние строительные материалы, с теми, кому они нужны.

Проект «Свалка», действующий во многих городах России, предлагает не только избавиться от ненужных вещей вроде мебели и бытовой техники, но и заработать на этом.

Вещи вывозят бесплатно и дают их владельцам небольшую премию. Потом приводят в порядок и находят им новых хозяев. Как утверждают основатели, до 70% прибыли от продажи ненужных вещей они отдают благотворительным фондам.

Впрочем, зарабатывают владельцы «Свалки» и на том, что отдают часть вещей на погром: придуманный ими же сервис «Дебошь» предлагает людям разгромить обставленную комнату. Туда свозят телевизоры, устаревшие компьютеры, бабушкины серванты и прочую рухлядь, которую не удалось реализовать на «Свалке». Ценник одного погрома составляет от 2500 до 25 000 рублей.

Экономика доверия

Запустить шеринговый сервис достаточно просто, это не требует особых вложений. Но доступность и простота таят в себе и определенные опасности. Здесь важно тщательно продумать детали. Например, китайская газета South China Morning Post недавно написала о провале шеринг-стартапа E Umbrella, который предложил на ходу брать в аренду зонтики. C желающих брали депозит — чуть более 150 рублей, а затем взимали по пять рублей за каждые полчаса использования.

В итоге спустя месяц после запуска оказалось, что 300 тысяч зонтиков «пропали без вести».

По иронии, проблема оказалась в мобильности объекта, на которой и строилась вся схема. Люди обрадовались тому, что не нужно таскать с собой этот громоздкий предмет, но потом оказалось, что возвращать зонтики они просто забывали и уходили с ними домой.

Версия 5.1.11 beta. Чтобы связаться с редакцией или сообщить обо всех замеченных ошибках, воспользуйтесь формой обратной связи.

Сетевое издание РИА Новости зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 08 апреля 2014 года. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-57640

Учредитель: Федеральное государственное унитарное предприятие «Международное информационное агентство «Россия сегодня» (МИА «Россия сегодня»).

Главный редактор: Анисимов А.С.

Адрес электронной почты Редакции: [email protected]

Телефон Редакции: 7 (495) 645-6601

Настоящий ресурс содержит материалы 18+

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы,
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств,
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме,
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации,
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию,
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства,
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки,
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными,
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству,
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию,
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение,
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете,
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении,
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение,
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»),
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»),
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»),
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты [email protected]

В письме должны быть указаны:

  • Тема – восстановление доступа
  • Логин пользователя
  • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.

Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

Источники:
  • http://np-mag.ru/dela/otvetstvennyvybor/sharing-economy-shering-ekonomika-vs-giperpotreblenie/
  • http://rb.ru/story/share-it/
  • http://makeyour.business/theory/sheringovaya-ekonomika/
  • http://www.banki.ru/news/daytheme/?id=10503661
  • http://truesharing.ru/tp/2314/
  • http://ria.ru/economy/20170813/1500226075.html

Смотрите видео: Свобода от диктатуры зверя внутри тебя

Промокод Яндекс Драйв: refHGLeJ6 (50% скидка на первую поездку по тарифу "Фикс")
Промокод YouDrive: khCyy2 (50% скидка на первую поездку, но не более 500 руб)
Промокод Делимобиль: Refigh4 (400 рублей)
Промокод BelkaCar: AWKM9122 (300 рублей)
Промокод МатрёшCar: LSJIPO (300 рублей)
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Каршеринг Клуб